РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР

Статьи
 


 
 
Новости
 
 
 
 
 
  Просмотров 5144 -  |  
Шрифт


Новый поворот США в сторону Африки наметился в середине 90-х гг. прошлого века при президенте Б.Клинтоне. В африканской политике Буша-младшего преемственность сочеталась с ростом активности и серьезными новациями. Принятый в мае 2001 г. Закон об экономическом росте и торговых возможностях Африки - АГОА, далее Закон и поныне служит одним из главных инструментов политики США в регионе. Законом предусматривается предоставление торговых преференций странам Африки к югу от Сахары - далее АЮС, при условии их соответствия установленным Соединенными Штатами политическим и экономическим критериям, причем соответствие это подлежит ежегодной ревизии и подтверждению на уровне президента США. Для того, чтобы оказаться в «списке Закона», страны АЮС должны не только «следовать демократическим нормам», но и идти по пути «минимизации государственного вмешательства в экономику, устранения барьеров для торговли и инвестиций США» и, разумеется, не препятствовать «усилиям США, предпринимаемым в области национальной безопасности и внешней политики». 

Нередко утверждается, что благодаря данному Закону страны АЮС получили возможность экспортировать в США на беспошлинной и бесквотной основе около 6,4 тыс. товаров. Это не совсем корректно, поскольку из указанного числа товарных позиций примерно 4,8 тыс. и ранее ввозились в США беспошлинно в соответствии с Генеральной системой преференций, охватывающей более 120 развивающихся стран.

К товарам этим относится и нефть, традиционно составляющая до 90% импорта США из АЮС. Собственно, льготный режим Закон установил дополнительно для 1,6 тыс. товаров. Но и это немало, особенно если учесть, что в данный список были включены промышленные изделия - текстиль, одежда и даже автомобили.

Сильной стороной американской политики стало оказание медицинской и гуманитарной помощи, такой, например, как выдвинутая Бушем-младшим «Президентская программа чрезвычайной помощи больным СПИ- Дом в Африке». Серьезные подвижки произошли в военной сфере. В 2002 г. в Кэмп-Лемоньер была создана военная база США, на которой разместилась Объединенная совместная оперативная группа Африканского Рога. В октябре 2008 г. образовано новое, 6-е по счету региональное командование США - АФРИКОМ. Тем самым, по своему стратегическому значению для США Африка - по меньшей мере, формально оказалась приравненной к другим регионам «третьего мира», включая Ближний и Средний Восток.

Штаб-квартира АФРИКОМ и Командование специальными операциями в Африке расположились в Штутгарте. В Европе дислоцируются командные пункты четырех боевых компонентов АФРИКОМ - сухопутных сил, морской пехоты, ВВС и ВМФ, предназначенные для использования на Африканском континенте. Планы перевода штаб-квартиры АФРИКОМ на африканскую землю у большинства государств Африки поддержки не получили. По данным на 2010 г., непосредственно на континенте находились около 3,5 тыс. американских солдат и офицеров, в т.ч. 2 тыс. в Кэмп-Лемоньер и 1,5 тыс. - на временной основе в различных странах.

АФРИКОМ, как постоянно подчеркивается официальными лицами США, был создан для противодействия терроризму. Специфика этой новой структуры состояла в том, что, хотя про- ведение ею самостоятельных боевых операций допускалось, было заявлено, что главной задачей АФРИКОМ является «оказание помощи африканским государствам и региональным организациям в укреплении их обороноспособности, с тем, чтобы они могли лучше противостоять угрозам собственной безопасности и ослаблять угрозы интересам США».

Иными словами, курс был взят на то, чтобы стабильность и безопасность на континенте поддерживались с помощью США, но преимущественно силами самих африканцев. Налицо двойной выигрыш: прямая вовлеченность США в военные конфликты, а значит, и риск собственных потерь сводился к минимуму, тогда как военная зависимость стран Африки от Вашингтона и его возможности влиять на них возрастали.

«Обамовы столпы» Политика США в Африке
Президент Б.Обама продолжил линию своих предшественников на укрепление политических, экономических, военных и других связей с африканскими государствами. Уделять повышенное внимание и активно работать в Африке Вашингтон побуждал и побуждает ряд факторов: - геополитические и стратегические - в контексте провозглашенного курса США на сохранение и закрепление своего глобального лидерства; - экономические - заинтересованность в минеральных ресурсах и рынках стран континента.

Обозначившиеся в последние годы позитивные сдвиги в развитии Африки, обнаружение новых богатых углеводородных месторождений придают этой заинтересованности дополнительный стимул, открывая перед Соединенными Штатами возможность воспользоваться ими в целях собственного развития и преодоления трудностей, переживаемых американской экономикой.

Поясняя, почему США хотят установления «новых отношений» с Африкой, Б.Обама на встрече 1 июля 2013 г. с бизнесменами в Дар-эс-Саламе признал: «Чем больше будет роста возможностей для развития экономики у африканских стран, тем больше может быть таких возможностей и у самих Соединенных Штатах. Так что наша помощь - это не благотворительность, мы преследуем при этом и наш собственный интерес».

Как считает американское руководство, многочисленные конфликты, нестабильность, наличие неуправляемых территорий и «пористых» границ благоприятствуют активности на континенте международного терроризма и транснациональной преступности, что не только ограничивает возможности Соединенных Штатов по части получения в Африке искомых политических и экономических дивидендов, но в той или иной степени создает непосредственную угрозу их собственной безопасности.

Характеризуя политику Обамы в Африке, представители администрации обычно говорили и говорят о «столпах», на которых она основывается. В обобщенном виде и с использованием официальной лексики основные программные установки африканской политики США следующие: - укрепление демократических институтов; - поощрение экономического роста, торговли и инвестиций; - содействие созданию возможностей и развитию; - упрочение мира и безопасности, урегулирование конфликтов.

Свою политику администрация Обамы с самого начала преподносила африканцам в нарядной пропагандистской упаковке. Подчеркивается, что Африка отныне является одним из важнейших субъектов международных отношений, что определять судьбу континента надлежит самим африканцам. «Африканцы должны сами решать, что отвечает африканским интересам. Мы доверяем вашему решению», - заявил Б.Обама в Кейптауне.

Само собой разумеющимся считалось, однако, что для того, чтобы заслужить «доверие» США, принимаемые решения должны соответствовать представлениям Вашингтона о путях развития Африки. «Некоторые в Африке, в т.ч. находящиеся у власти, упрекают США во "вмешательстве" и "экспорте" западных ценностей, - сетовал Обама. - Но те, кто прибегают к подобным аргументам, лишь стараются отвлечь внимание людей от собственных злоупотреблений», - утверждал он. Сомневающиеся и несогласные с политикой США зачислялись тем самым в список недобросовестных и не заслуживающих доверия критиков.

И не только это. «Тем, кто в Африке пытается препятствовать развитию демократических процессов, кто будет угрожать законно избранным правительствам, манипулировать демократическими процессам, мы говорим - США не останутся в стороне», - заявил в январе 2013 г. помощник госсекретаря США по делам Африки Дж.Карсон. Так, под предлогом «защиты демократии» Соединенные Штаты присвоили себе право по собственному усмотрению вмешиваться в дела африканских государств.

Битва за Африку
Укреплению позиций США на континенте препятствовала конкуренция со стороны других мировых держав. Со временем становилось все очевиднее, что разворачивающуюся «битву за Африку» Соединенные Штаты начинают проигрывать. «Россия, Бразилия, Китай, Япония и другие вкладывают средства и стремятся воспользоваться возможностями роста и развития в Африке. Здесь мы отстаем, и это нужно изменить», - заявил госсекретарь США Дж.Керри в мае 2013 г. в Аддис-Абебе, где он участвовал в праздновании 50-летия ОАЕ-АС.

Перечисляя американских конкурентов именно в таком порядке, госсекретарь нарочито подправлял реальную ситуацию, дабы не объявлять публично, что ведущую роль в противоборстве с США на континенте играет - и играет успешно - Китайская Народная Республика. В 2000 г. объем торговли Китая с Африкой составлял $10 млрд против $38,6 млрд у США. В 2009 г., обогнав США, КНР стала самым крупным торговым партнером Африки, а в 2013 г. разрыв стал еще больше - $210 млрд против $85,3 млрд. Более того, в мае 2014 г. премьер Госсовета КНР Ли Кэцян пообещал к 2020 г. довести объем торговли с Африкой до $400 млрд. По инвестициям в Африку КНР пока от США отстает - в 2012 г., соответственно, $25 млрд и $61,4 млрд, но тот же Ли Кэцян объявил, что к 2020 г. китайские капиталовложения возрастут в 4 раза.

Так экономика сливалась с геополитикой. Отсюда, как представляется, и решение о саммите, в расчете, что механизм воздействия на Африку «с самого верха» позволит Вашингтону переломить ход событий и обеспечить себе лидерство. Администрация Обамы дает другое объяснение. Сошлемся на Л.Томас-Гринфилд, сменившую Дж.Карсона на посту помощника госсекретаря США, руководителя Бюро Госдепартамента по делам Африки. Созыв саммита не является «реакцией на активность какой-то другой страны в Африке... Нас не пугает присутствие других государств в Африке», - заявила она незадолго до саммита. «Не обеспокоены» США и «тесными отношениями Китая с народами региона», утверждала Томас-Гринфилд. «Мы говорим народам Африки, что на переговорах с правительством Китая им необходимо заключать наилучшие возможные сделки для своих стран». Ценная подсказка, но разве самим африканцам подобное в голову не приходит? Следит Вашингтон и за Китаем, с которым, по словам той же Томас- Гринфилд, Соединенные Штаты «работают, стремясь обеспечить, чтобы то, что он дает, помогало достижению будущего процветания Африки и всех ее народов».

Приведем еще одно высказывание помощницы госсекретаря: США «побуждают африканских партнеров определить для себя, отношения с каким государством, будь то временные или длительные, приносят наибольшую пользу жизни их народов». Нетрудно догадаться, отношения с какой страной Вашингтон предлагает своим африканским партнерам признать приносящими «наибольшую пользу».

Чем мотивировал Вашингтон решение о созыве саммита и каких результатов от него ждали? Педалировалась тема новой «поднимающейся» Африки и ее возросшей роли в мировых делах. «Я вижу Африку как фундаментальную часть нашего взаимосвязанного мира», - говорил президент Обама.

Накануне саммита Белый дом выступил с заявлением, в котором континент был назван «одним из наиболее динамичных и быстро растущих регионов мира, что порождает необходимость наращивания более крепких связей между Соединенными Штатами и Африкой». Саммит, говорилось далее, «еще более активизирует усилия администрации, направленные на развитие торговли и увеличение американских инвестиций в Африку, высветит приверженность Америки обеспечению безопасности континента, созданию благоприятных условий для ее демократического развития».

Что же касается целей, которые поставили перед саммитом США, то Л.Томас-Гринфилд определила их следующим образом. «Мы хотим, - заявила она, чтобы африканские руководители и граждане Африки уехали с пониманием того, что их континент небезразличен Соединенным Штатам, что Вашингтон привержен делу долгосрочного и многостороннего партнерства с африканскими странами. Мы также хотим, чтобы саммит привел к росту американских инвестиций на континенте, к установлению более тесных связей между американскими и африканскими компаниями». Итак, углубление американо-африканского партнерства по всему спектру отношений. Но это еще не все. В центре внимания саммита оказалась еще и проблема африканской молодежи.

Как готовился и проходил саммит
21 января 2014 г. пресс-служба президента США объявила, что саммит намечается провести в Вашингтоне 5-6 августа. В списке приглашенных фигурировали 47 государств, в т.ч. североафриканские Алжир, Марокко и Тунис, а также председатель Комиссии Африканского Союза - АС Н.Дламини-Зума. Гвинея-Бисау, Египет, Мадагаскар и ЦАР в список не попали, поскольку на тот момент действовали решения о приостановке их членства в АС. После того, как решения в отношении трех первых государств Афросоюз отменил, приглашения им были направлены.

«За бортом», наряду с ЦАР и непризнанной Соединенными Штатами Западной Сахарой, остались Зимбабве, Судан и Эритрея, политику которых в Вашингтоне считали не демократичной и антиамериканской. Отказ в приглашении мотивировался тем, что эти страны «не пользуются в США доброй репутацией».

Ни одно государство от приглашения не отказалось. Не участвовали в саммите главы 8 африканских государств. О причинах отказа короля Марокко, президентов Анголы, Ботсваны и Египта официально не сообщалось. Президенты Алжира и Замбии сослались на состояние здоровья. Президенты Либерии и Сьерра-Леоне решили не покидать свои страны в связи с разразившейся эпидемией Эбола. Все эти государства были представлены вице-президентами, премьерами или министрами иностранных дел.

Реализация комплекса мероприятий, связанных с саммитом, началась 28 июля с еще одного «саммита» - встречи Б.Обамы, Дж.Керри и некоторых других видных американских деятелей с приехавшими в США для прохождения краткосрочного обучения и стажировок пятьюстами «вашингтонскими стипендиатами», которых администрация именовала «молодыми африканскими лидерами».

Главное событие - многосторонний свободный обмен мнениями между всеми участниками форума в Белом доме 6 августа. Ему предшествовало 6 тематических встреч, на которых прорабатывались вопросы к дискуссии на высшем уровне. 4 августа состоялся ежегодный форум АГОА, на следующий день - первый американо-африканский бизнес-форум. Всего на форуме было проведено около 80 мероприятий. С американской стороны в них участвовали министры, сенаторы, конгрессмены, руководители крупных корпораций, общественные деятели.

Президент США и госсекретарь выступили на молодежном саммите и бизнес-форуме, где к ним присоединился вице-президент Дж.Байден. Дж.Керри выступил также на форуме АГОА, «тематической встрече» по гражданскому обществу, «рабочей сессии» по продовольственной безопасности и на церемонии подписания документа «США - Африка. Инициатива по финансированию экологически чистой энергетики».

Двусторонних встреч с африканскими коллегами президент США не проводил. В своем тосте на обеде, организованном 5 августа в честь участников саммита в Белом доме, Б.Обама театрально разыграл свое африканское происхождение: «Я стою перед вами как президент США и гордый американец. Но я стою перед вами и как сын африканца. Африканская кровь течет в жилах моей семьи. Так что узы, связывающие наши страны и наши континенты, являются глубоко личными». В отличие от других саммитов, принятие каких-либо заключительных документов - будь то совместное заявление или план дальнейших действий с самого начала не планировалось.

Главное - экономика
При всем разнообразии повестки дня саммита основное внимание было отведено рассмотрению вопросов американо-африканских экономических связей. Проблемы экономики обсуждались на первой из трех сессий встречи на высшем уровне в Белом доме. В работе бизнес-форума приняли участие президенты Всемирного банка и Африканского банка развития, руководители всех ведомств экономического блока администрации, представители около 100 американских компаний. Форум АГОА состоялся на уровне министров.

Корпоративный совет по Африке, объединяющий около 180 компаний США, на долю которых приходится 85% прямых американских капвложений в страны континента, провел 30 июля - 8 августа серию мероприятий, посвященных задачам наращивания инвестиций в эти страны. Состоялись деловые беседы с президентами Ганы, Кении, Мозамбика и Нигерии. «Черный Кокус» Конгресса США, в состав которого входят 44 афроамериканских конгрессмена, встретился с прибывшими в Вашингтон старшими должностными лицами африканских компаний.

Как заявил Б.Обама на заключительной пресс-конференции, «саммит помог мобилизовать около $37 млрд на развитие Африки, разумеется, в добавление к тем серьезным усилиям, которые были предприняты нами в прошлом». В связи с созывом саммита американские частные корпорации объявили о новых сделках в Африке на сумму $14 млрд. Наиболее крупные вложения - от $2 до $5 млрд - пообещали «Кока-Кола», «Дженерал Электрик», «ИБМ», «Блэкстоун».

В проект «Африка - Энергетика», инициированный Б.Обамой в ходе его поездки на континент летом 2013 г., частные американские корпорации, Всемирный банк и правительство Швеции решили дополнительно вложить $12 млрд. Доля ВБ - $5 млрд. Цель проекта - «удвоить доступ к электричеству в Африке к югу от Сахары». Начать работу предполагалось в восьми странах - Гана, Кения, Либерия, Мозамбик, Нигерия, Танзания, Уганда, Эфиопия. На первом этапе планировалось увеличить производство электроэнергии на 10 тыс. мегаватт, что позволило бы поставлять электричество дополнительно 20 млн домохозяйств и бизнес-структур. Тогда на реализацию проекта из правительственных источников в предстоящие пять лет предполагалось выделить $7 млрд. Американский частный сектор обещал инвестировать $9 млрд. Теперь было объявлено о новом вливании, рассчитанном на утроение числа бенефициантов проекта до 60 тыс.

Еще $7 млрд, в т.ч. 3 млрд из средств Экспортно-импортного банка США, выделялось на финансовую поддержку торговли и инвестиций в Африку. Наконец, ведущее объединение неправительственных организаций США «Интер-Экшн» объявило, что в предстоящие три года его участники вложат $4 млрд в программы охраны здоровья матери и ребенка в Африке.

Нерешенным остался вопрос о будущем Закона, срок действия которого истекает в сентябре 2015 г. Между тем, этот вопрос приобретает в американо-африканских отношениях все большую актуальность и остроту. Будучи в Африке летом 2013 г., Б.Обама выступал не только за продление, но и «обновление» АГОА, за придание ему «большей эффективности». В своем выступлении в Кейптауне Обама уточнил, что речь идет об «устранении торговых барьеров», однако в детали вдаваться не стал.

Американская сторона не устает подчеркивать важное, если не решающее, значение АГОА для укрепления «коммерческих отношений» между США и АЮС, выгоды и пользу, которые он приносит государствам Африки. В выступлении на форуме АГОА Дж.Керри назвал Закон «катализатором роста торговли и процветания», «одним из лучших, самым жизненно важным инструментом продвижения вперед драматической трансформации, которую мы наблюдаем в различных частях Африки».

Определенные позитивные результаты Закон, действительно, дал. С 2001 по 2013 гг. - за годы его действия - импорт США из АЮС увеличился с $25,4 до $50 млрд, экспорт - с $12,1 до $35,1 млрд, соответственно, почти в 2 и 3 раза. Обнуление таможенных пошлин на промышленные товары позволило создать в АЮС 300 тыс. новых рабочих мест и еще 1 млн рабочих мест в отраслях, связанных со стимулируемыми этим Законом производствами. В 2001-2012 гг. неэнергетический экспорт АЮС в США вырос с 1,3 до $4,8 млрд, а число африканских стран-экспортеров этой продукции - с 13 до 22.

Тем не менее, на наш взгляд, нет оснований полагать, что Закон сыграл роль своего рода локомотива развития Африки. АЮС как была, так и осталась для США поставщиком сырья. В полной мере воспользоваться предоставленными Законом возможностями беспошлинного экспорта страны региона не смогли. Из более чем 6 тыс. разрешенных товарных позиций экспортировалось лишь 300. В выигрыше оказалась небольшая группа стран - ЮАР, производители швейных изделий Лесото, Кения, Маврикий, поставщик какао Кот- д'Ивуар. У более чем половины стран-участниц АГОА стоимость продаваемых США товаров не превышает $1 млн. По признанию самого Обамы, объем торговли США с одной только Бразилией или Южной Кореей равен их товарообороту со всей Африкой.

В середине 2014 г. правом на преференции АГОА пользовались 40 стран, в т.ч. включенный в список Южный Судан, восстановленные в правах Мали и Мадагаскар. По обвинению в нарушении прав человека из списка был исключен Свазиленд. У Закона всегда были и есть непримиримые критики. Например, научный сотрудник Университета Виргинии Дж.Хиккел в своей статье «Торговля с врагом» утверждает, что «по сути своей, АГОА равнозначен принудительному соглашению о свободной торговле с большинством стран субконтинента». Закон вызывал у него «жутковатые воспоминания о временах колониального захвата».

В целом, однако, в США не оспаривается необходимость продления АГОА. Предметом расхождений является вопрос о том, каким должно быть обновленное содержание Закона, и на какое время его следует продлевать - сначала на 5 лет или сразу на 15.

К примеру, президент «Корпоративного совета по Африке» С.Хейс выступал за ужесточение американского законодательства о торговле с Африкой. С.Хейс критиковал Закон за то, что он «не создает для африканцев стимулов покупать американские товары и открывать им свои рынки». Торговая палата США рекомендовала предоставлять льготы в строгой увязке с созданием страной-кандидатом благоприятного бизнес-климата для американских компаний и ее содействием развитию двусторонней торговли. Опасаясь конкуренции, возражали против продления Закона на длительный срок некоторые объединения американских пищевиков и аграриев.

Африканцы, со своей стороны, признавая полезность Закона, не склонны ее преувеличивать. Об этом говорилось в заявлении министров торговли государств Африки в ноябре 2010 г., в котором содержался призыв сделать обновленный Закон «более инклюзивным, доступным и постоянно действующим».

За обновление и продление Закона высказались все африканские участники американо-африканского форума, состоявшегося в августе 2013 г. Единодушное решение добиваться продления Закона на 15 лет было принято также на состоявшейся во время форума в Вашингтоне встрече министров африканских стран-участниц саммита. Однако никаких конкретных комплексных рекомендаций по содержанию обновленного Закона обозначено не было.

Выступая 31 июля 2014 г., Л.Томас-Гринфилд заявила, что администрация «тесно работает с коллегами на Капитолийском холме» во исполнение ранее данного президентом обещания добиваться «плавного обновления» Закона и что в Конгрессе Закон пользуется поддержкой обеих партий. «Конгрессу решать, когда и на сколько времени продлевать АГОА», подстраховалась помощник госсекретаря. «Мы с нетерпением ждем, что министерский форум АГОА позволит отпраздновать успехи АГОА и поразмышлять о путях модернизации и усиления этой программы», - сказала Томас-Гринфилд.

Тем не менее, дальше общих разговоров дело на форуме не пошло. Выступление на нем госсе- кретаря Дж.Керри изобиловало общими фразами и добрыми пожеланиями. Единственная достигнутая в Вашингтоне договоренность - созвать очередной форум по проблеме Закона в Габоне в 2015 г., т.е. до истечения срока его действия. На заключительной пресс- конференции Б.Обама подтвердил, что администрация «продолжит работу с Конгрессом по достижению плавного и долгосрочного обновления» этого Закона. Представляется, что если у администрации Обамы и имелся уже подготовленный проект обновленного Закона, то с учетом разброса связанных с этим Законом политических и экономических интересов придавать его гласности в преддверии ноябрьских промежуточных выборов в Конгресс было сочтено нецелесообразным. Не имелось встречных согласованных предложений и у Афросоюза.

5 августа 2014 г. Б.Обама дал указание о создании Консультативного комитета из представителей американского бизнеса, в задачу которого входит подготовка для президента рекомендаций о расширении и укреплении экономических связей между США и странами Африки. Как заметил один из независимых исследователей, обновление АГОА «будет, скорее, марафоном, чем спринтом». 

 

 

Назад



 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................