РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР

Статьи
 


 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 16068 -  |  
Шрифт


За последние два десятилетия использование природного газа в Азии увеличилось втрое, гарантировав Азиатско-Тихоокеанскому региону будущее в качестве глобального центра торговли газом. Тем не менее, несмотря на этот рост, природный газ остаётся до сих пор недостаточно используемым ресурсом и заметно отстаёт по объёмам потребления в Азии от угля и нефти. Возросшее потребление газа вместо нефти и угля окажет двойное воздействие в форме обеспечения азиатской энергетической безопасности и сдерживания изменения климата. 

При этом быстроразвивающиеся экономики региона сталкиваются с рядом серьёзных проблем. Обширные и недорогие внутренние запасы угля в таких странах как Китай и Индия стимулируют дальнейшее активное потребление угля. Более того, политические, географические и экономические ограничения делают дальнейшие инвестиции в газопроводы и инфраструктуру в области сжиженного природного газа затруднительными.

Использование природного газа в мире увеличивалось постепенно на протяжении последних двух десятилетий, отражая существенные преимущества природного газа в эпоху, характеризующуюся обеспокоенностью по поводу энергетической безопасности и ужесточающимися экологическими ограничениями, подхлёстываемыми опасениями изменения климата и растущего загрязнения.

Использование газа в Азиатско-Тихоокеанском регионе также заметно выросло за последние два десятилетия, став яркой иллюстрацией этих двойных опасений. После 1990 г. глобальное потребление газа выросло на 50%, тогда как потребление в Азиатско-Тихоокеанском регионе за тот же период выросло втрое. Азия также остаётся центром глобальной торговли сжиженным природным газом: на долю региона приходится почти две трети глобального спроса на СПГ. Одни лишь Япония и Южная Корея представляют собой половину мирового рынка СПГ, а растущий импорт СПГ в Китай и Индию гарантирует, что Азиатско-Тихоокеанский регион останется ключевым центром спроса на СПГ. Трубопроводная торговля газом также растёт, а внутренняя добыча газа в остальных развивающихся странах Азии также резко увеличивается.

Как уже было сказано, газ в Азии остаётся относительно слабо используемым энергетическим ресурсом. В реальности регион сильнейшим образом полагается на нефть и уголь в качестве главного топлива своего экономического чуда. Так, например, Япония, Южная Корея, Тайвань и Таиланд удовлетворяют за счёт нефти около 45% своих энергетических потребностей даже после двух десятилетий усилий по снижению зависимости от нефти. Спрос на нефть в Китае растёт средними темпами в 5% в год, эта страна уже стала вторым по размерам в мире потребителем и импортёром нефти после США.

Природный газ представляет собой важную возможность диверсифицировать источники энергии для промышленности и электроэнергетики, а также снизить сильную зависимость региона от импорта нефти с Ближнего Востока и уязвимость перед потенциальными резкими скачками цен на нефть. На долю угля приходится более 50% азиатского энергопотребления, тогда как в целом по миру этот уровень составляет лишь 16% за исключением Азии. Таким образом, быстро растущее в Азии потребление нефти и угля, двух самых углеродоёмких видов топлива, объясняет, почему выбросы углерода в Азии растут значительно быстрее, чем общий спрос на энергию в регионе.

Альтернативный им природный газ практически не производит выбросов серы, имеет значительно более низкий уровень выбросов оксидов азота, даёт на 25-30% меньше выбросов СО2, чем нефть, и на 40-45% чем уголь. Таким образом, расширение использования природного газа сулит потенциально огромные экологические преимущества. Газ представляет собой недорогую, практичную и реализуемую в краткосрочной перспективе возможность сокращения выбросов углерода и общего уровня загрязняющих окружающую среду веществ.

Недоиспользование газа в регионе отражается и других количественных показателей. На долю Азиатско-Тихоокеанского региона приходится 37% мирового спроса на энергию, при этом он составляет лишь 17% мирового рынка природного газа. Для сравнения, на долю региона приходится 66% глобального спроса на уголь, 31% мирового спроса на нефть и 25% мирового потребления атомной и гидроэлектроэнергетики.

На двух крупнейших электроэнергетических рынках региона, в Китае и Индии, газ занимает скромные 4% и 10% соответственно. Даже после 30 лет развития СПГ на двух следующих по размеру энергетических рынках региона. Японии и Южной Корее, газ занимает лишь 17% и 13% в общей структуре энергопотребления соответственно.

Таким образом, даже с учётом стремительного роста газового сектора за последние два десятилетия, в регионе сохраняется обширное поле для увеличения использования газа, позволяющее заметно укрепить энергетическую безопасность и улучшить экологическую обстановку.

С точки зрения энергетической безопасности Азиатско-Тихоокеанский регион является относительно более самообеспеченным газом, нежели нефтью, поскольку обширные запасы газа и мощности по его добыче сосредоточены в Юго-Восточной Азии и Австралии, а в Китае и Индии активно наращиваются внутренние запасы. Более того, мощности по добыче газа и производству СПГ в мире оказываются более диверсифицированными и сосредоточенными в странах, не входящих в ОПЕК.

При этом производство и транспортировка СПГ и газа по трубопроводам большой протяжённости требует высокоэффективного межправительственного сотрудничества и вступления в долгосрочные рыночные и геополитические отношения, которые снижают потенциал политической конфронтации. И, наконец, газ оказывается значительно более эффективным источником энергии; он имеет куда более высокий показатель преобразования энергии, чем уголь, особенно при использовании технологии газовых турбин комбинированного цикла, которая оказывается на 50% более эффективной, чем традиционные технологии производства электроэнергии из угля и нефти.

Хотя использование газа в Азии растёт, и существует осознание его ценности с точки зрения энергетической безопасности и экологии, станет ли газ ведущим видом топливом на крупнейших рынках региона в Китае, Индии, Японии и Корее будет зависеть от того, удастся ли преодолеть целый ряд давних трудностей, которые исторически ограничивали проникновение газа в регион.

Возможно, наиболее значимым из этих факторов, исторически ограничивавших использование газа в Азии, является значительный географический разброс и большие морские расстояния между странами региона, делающие "тиранию удалённости" ключевым фактором использования газа в Азии.

Газотранспортная инфраструктура оттягивает на себя бóльшую долю стоимости сырья, нежели в случае с нефтью, и значительные расстояния Азии усиливают это ограничение. Азиатские газовые ресурсы сосредоточены преимущественно в Юго-Восточной Азии, тогда как традиционные рынки сбыта сформировались в Северо-Восточной Азии, что делает вопрос морских расстояний критически значимым. В результате вариант транспортировки газа в форме СПГ, исторически являющийся относительно более дорогим, стал главным региональным способом международной торговли газом, а трубопроводная доставка газа в Азии оказалась гораздо более ограниченной по сравнению с куда более концентрированными континентальными рынками Северной Америки и Европы.

Этот фактор непосредственно повлиял на развитие системы поставок СПГ, как и беспокойство по поводу энергетической безопасности со стороны Японии и Северо-Восточной Азии, что привело к формированию системы ценообразования на газ, основанной на индексации к цене на нефть и отражённой в японской формуле ценообразования JCC, японская смесь марок нефти, обусловившей относительно высокую стоимость СПГ. И если богатые экономики Японии, Южной Кореи и Тайваня смогли и оказались готовы платить цену с премией, эти высокие цены стали сильным аргументом против расширения использования газа и развития торговли СПГ для развивающихся стран Азии.

Хотя экспорт из традиционных стран-поставщиков, таких как Индонезия, Малайзия и Бруней стабилизировался, появились новые мощные источники предложения, такие как северо-восточный шельф Австралии, а также проекты по производству СПГ из метана угольных пластов в австралийском штате Квинсленд. Значительные новые источники предложения возникли в результате реализации крупномасштабных СПГ-проектов на российском острове Сахалин, в Папуа-Новой Гвинее и на Восточном Тиморе.

Более того, за пределами региона активно наращиваются мощности производства СПГ на Ближнем Востоке, в Катаре и других странах этого региона. Эти источники помогут открыть новые рынки сбыта в Китае и Индии, которые смогли договориться о приемлемых ценах в период избытка предложения и ослабления рынков СПГ в последние годы.

Растущее восприятие обилия будущего предложения СПГ также подпитывается бумом в области освоения сланцевого газа в США. Вплоть до недавнего времени большинство прогнозов развития глобального рынка СПГ предполагали, что США станут крупным импортёром СПГ, поскольку североамериканские источники предложения природного газа истощаются, и СПГ должен был заполнить образующийся в результате этого разрыв.

Однако радикально изменившиеся перспективы добычи сланцевого газа в США позволяют предположить, что Северной Америке не понадобятся поставки СПГ. что фундаментальным образом меняет глобальный баланс. Более того, бум в области освоения сланцевого газа может повториться в Китае и других странах Азиатско-Тихоокеанского региона, таких как Австралия, которые имеют хорошие геологические перспективы в области добычи сланцевого газа. Это может способствовать росту добычи других видов некондиционного газа, таких как метан угольных пластов в Китае и Австралии.

Позитивные перспективы роста предложения СПГ и некондиционного газа в Азиатско-Тихоокеанском регионе с возрастающей вероятностью приведут к формированию более гибкого и благоприятного для потребителей режима ценообразования в рамках контрактов на поставку СПГ. Долгосрочные контракты, которые помогают финансировать огромные инвестиции, необходимые для реализации СПГ-проектов, без сомнения, сохранят свои доминирующие позиции.

Потенциально большие континентальные рынки Китая и Индии лишь недавно начали фокусировать своё внимание на расширении использования газа. Эти государства медленно развивали эффективную политику стимулирования внутреннего спроса и соответствующие системы регулирования, которые позволили бы потенциальным экспортёрам обрести уверенность в успехе крупных трубопроводных проектов, нацеленных на эти рынки. Строительство новых газопроводов в Азиатско-Тихоокеанском регионе также сдерживалось целым комплексом геополитических проблем вокруг международных газопроводных проектов. Кроме того, в Юго-Восточной Азии серьёзным ограничительным фактором стала высокая стоимость строительства подводных газопроводов. необходимых для выведения местного газа на региональные рынки.

Несмотря на все эти ограничения, с развитием континентальных рынков Азии новые региональные трубопроводные проекты начали обретать форму, тогда как другие потенциальные проекты продолжили сталкиваться с трудностями. Пекин спонсировал строительство крупномасштабных трубопроводов из Туркменистана, Казахстана и Мьянмы в Китай, при этом активно развивая внутреннюю магистральную трубопроводную инфраструктуру. Эта инициатива также была поддержана постепенными реформами в области энергетической политики и ценообразования, призванными стимулировать использование газа. Пекин рассматривает импорт по наземным трубопроводам как способ сбалансировать планы наращивания импорта СПГ на восточном побережье.

Тем не менее, выгоды дальнейшего расширения газопроводных потоков в регионе будут зависеть от разрешения хронических геополитических ограничений. Потенциальный газопроводный проект Иран-Пакистан-Индия остаётся заблокированным соперничеством между Индией и Пакистаном, санкциями и давлением в отношении Ирана со стороны США и ООН, а также собственными требованиями Ирана в отношении цены на экспортируемый им газ.

Потенциал экспорта газа из Туркменистана в Индию также заблокирован нестабильной ситуацией в области безопасности в Афганистане и необходимостью транзита через Пакистан. Потенциальный экспорт из Мьянмы в Индию оказался заблокирован в результате усилий Пекина по продвижению конкурирующего проекта экспорта газа из Мьянмы на север в Китай.

Российский потенциал обширного экспорта газа в Китай и Северо-Восточную Азию также нуждается в изменении российской политике по отношению к экспорту газа в Азию. Газпром и Кремль сохраняют неуверенность по поводу взятия на себя обязательств по осуществлению крупномасштабных инвестиций, необходимых для строительства газотранспортной инфраструктуры в Восточной Сибири и развития месторождений для обеспечения предложения газа для Китая и Северо-Восточной Азии. Экспорт газа в Южную Корею ограничен наличием на этом пути Северной Кореи и усилением противостояния между этими странами.

В Юго-Восточной Азии перспективы создания газовой сети АСЕАН остаются весьма отдалёнными, однако отдельные её части, в тех случаях, где их экономический смысл достаточно очевиден, продолжают работать. В результате этого газ из Мьянмы уже много лет поступает по трубопроводу в Таиланд, а индонезийский газ экспортируется в Сингапур.

Ключом к будущему газа как ведущего вида топлива в развивающихся странах Азиатско-Тихоокеанского региона является решение проблемы конкуренции с углём. Оно критически важно для крупнейших и зависимых от угля экономик Китая и Индии. Уголь в этих странах завоевал свои позиции благодаря наличию здесь огромных и дешёвых внутренних запасов, которые позволили углю стать основным топливом для генерирующих мощностей базовой нагрузки и удовлетворения растущего спроса на электроэнергию. Напротив, внутренние запасы газа оказались весьма скромными из-за традиционно низких из-за особенностей администрирования закупочных цен, отсутствия стимулов для инвестиций в развитие газовых месторождений и нехватки транспортной инфраструктуры. В результате каждая страна обладает глубоко укоренившимся наследием относительно низких цен на топливо, определяемых ценами на уголь для электроэнергетической отрасли, и низкими ценами на электроэнергию, которые на протяжении длительного времени подрывали политические усилия по наращиванию добычи газа и увеличению его доли участия на рынке. В Китае, например, уголь обеспечивает 80% производства электроэнергии, тогда как газ всего 1%. Даже относительно недорогой газ, добываемый внутри страны, практически не в состоянии конкурировать с углём в секторе производства электроэнергии и бытового отопления.

Внутренняя добыча газа и его доступность для потребителей растут быстрыми темпами, поскольку Китай и Индия начинают предлагать всё более масштабные стимулы для инвестиций в разработку запасов газа как национальным нефтяным компаниям, так и иностранным инвесторам. Оба этих государства ищут способы увеличить использование газа в электроэнергетике в избранных регионах, где предложение газа особенно обильно или где предложение угля оказывается относительно дорогим из-за высоких транспортных издержек.

Благодаря более эффективной политике по наращиванию потребления газа на рынке бытового потребления и в коммерческом секторе, использование газа здесь в последнее время существенно возросло. Однако ключом к превращению газа в крупномасштабный источник топлива в масштабах экономики Китая или Индии является поиск политических решений, позволяющих расширить долю газа в электроэнергетике. Это потребует серьёзных усилий со стороны политиков, учитывая, что этот процесс повлечёт фундаментальные изменения в ценообразовании на электроэнергию.

Кроме того, внутренняя угледобывающая промышленность в каждой из этих стран играет крайне важную роль в обеспечении населения рабочими местами и социальной стабильностью. Политики в Пекине и Нью-Дели также должны будут свыкнуться с последствиями роста импорта для энергетической безопасности, поскольку существенный рост использования газа для производства электроэнергии будет преимущественно удовлетворяться за счёт импортных поставок как в форме СПГ, так и по трубопроводам.

В целом цены на газ в развивающихся странах Азии остаются существенно ниже международных или региональных. Так, например, средние китайские цены на газ в настоящее время составляют примерно около половины средних региональных цен, достигающих 7-9 долл./тыс. куб. фут., тогда как усреднённые индонезийские цены на газ составляют около 2-3 долл./тыс. куб. фут. Это порождает определённые трудности.

Во-первых, искусственно заниженные цены на конечном рынке отзываются негативными последствиями для предложения, поскольку единственный способ поддерживать конечные цены низкими, это платить производителям по низким ценам, что, в свою очередь, хронически подрывает стимулы для инвестиций в разведку и освоение газовых месторождений.

Во-вторых, низкие средние цены на газ подрывают инвестиции в транспортную инфраструктуру, поскольку они не позволяют установить и поддерживать адекватные тарифы на транспортировку газа по трубопроводам. Если правительство поднимает цены, по которым оно покупает газ у производителей без увеличения цен для конечных потребителей, то транспортные компании ощутят ещё больший удар, к тому же потребуются значительные государственные субсидии.

В-третьих, низкие внутренние цены на газ делают крайне затруднительной конкуренцию дорогостоящего импортного газа, как поставляемого в форме СПГ, так и по трубопроводам, на внутреннем рынке без сильнейшего правительственного вмешательства и крупных субсидий.

В попытке преодолеть эти проблемы, правительства обычно используют свои ННК и государственные газотранспортные компании в качестве инструментов субсидирования газа через взятие на себя убытков в области добычи и транспортировки. Они также часто вынуждают транснациональные нефтегазовые компании выполнять значительные обязательства на внутреннем рынке по очень низким ценам в рамках реализации крупных газовых проектов, ориентированных на экспортные рынки.

Это снижает стимулы для привлечения международных инвестиций в развитие запасов газа и, вместе с тем, приводит к образованию хронических ограничений на пути обеспечения предложения газа: сохранению слаборазвитой газотранспортной инфраструктуры и сокращению инвестиций во всех элементах цепочки ценообразования на газ. Что, в свою очередь, подрывает усилия по созданию крупного и жизнеспособного внутреннего рынка.

Хотя все эти ограничения всё более чётко осознаются в развивающихся странах Азии, проведение необходимых изменений является политически и социально чувствительным вопросом, поскольку решения этой проблемы с большой степенью вероятности приведут к повышению цен на энергоносители и электроэнергию.

В более широком смысле, будущее газа в Азии выглядит очень многообещающим. Правительства по всему региону всё сильнее проникаются соображениями энергетической безопасности, проблемами защиты окружающей среды и изменения климата. Природный газ со всей очевидностью представляет собой дешёвую и практическую возможность в ближайшей перспективе улучшить энергетическую безопасность и снизить выбросы, пока наука и промышленность разрабатывают долгосрочные решения этих проблем. Учитывая это, ожидается, что потребление газа в Азии в ближайшие 30 лет вырастет втрое.

 

 

Назад



 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................